кладоискатель - Мистика древних кладов
Меню сайта
Полезные Ссылки
Спонсор показа
крупная рекламная сеть
Наш опрос
Што для вас значить КЛАДОИСКАТЕЛЬ
Всего ответов: 91


Неограниченные просмотры YouTube

Мистика древних кладов

Лопата скользнула чуть глубже и вдруг, аккурат возле взлохмаченной грядки с укропом и прочей зеленью, из-под земли на поверхность вынырнула красивая небольшая монета. Как выяснилось впоследствии - 50-летней давности. До сих пор помню свой детский восторг: вот так петрушка, я же нашла настоящий клад, причём, в собственном огороде!

Каждый из нас хотя бы раз в жизни мечтал обнаружить тайник с сокровищами. А воплотить задуманное удаётся единицам. Между тем, есть люди, которым по непонятным причинам везёт «хронически». Но приносят ли подземные богатства удачу этим счастливчикам? Профессиональный археолог, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН и заведующий кафедрой истории Древнего мира и Средних веков в Московском государственном областном университете (МГОУ) Евгений Яровой посвятил этой теме целую книгу.
Исследователь утверждает, что клады и кладоискательство во все времена были окутаны плотным ореолом мистики. И отнюдь неспроста. У народов мира существует множество разнообразных легенд и поверий, которые повествуют о том, как можно найти клад, кто клады «охраняет» и какими неприятностями обретение драгоценностей может обернуться для новоиспечённого владельца. Особенно, если речь идёт о таком коварном металле, как золото. Евгений Васильевич, за плечами которого более 30 лет полевых исследований, не раз убеждался в том, что «дыма без огня не бывает» и неоднократно сталкивался в ходе работы с необъяснимыми явлениями. О мистике древних кладов и о насущных проблемах современной археологии мы и поговорили с гостем нашей редакции.
- Евгений Васильевич, в своей книге «По следам древних кладов» вы подробно описываете феномен «тяжёлой» и «лёгкой» руки. Получается, некоторые археологи, будто бы заведомо «обречены» на удачу, а другие могут всю свою жизнь искать клад и ничегошеньки не найти?
- Именно так. В этом нет никаких сомнений. Везение же не может быть бесконечным, что-то за этим кроется. Есть археологи, которым везёт словно по некоему секретному «расписанию». Есть и везунчики-обыватели. Они не имеют отношения к археологии, но клады находят – и в чистом поле, и под сосной, и в обрыве речного берега. Благодаря таким «случайностям» было сделано немало интересных открытий. Порой даже создаётся впечатление, что клад сам «решает», когда и кому себя явить. Но от чего всё это зависит, можно только гадать.
Во время раскопок и во всём, что с ними связано, с завидным постоянством происходят странные вещи, которые дают понять, что в нашем мире далеко не всё можно объяснить с материалистической точки зрения. Например, однажды, в Полтаве в компании украинского антрополога Анатолия Горбенко, который виртуозно восстанавливает лица погребённых по черепам, мы опрокинули по стопарику водки за удачно завершённую работу. А. Горбенко только что восстановил лицо древнего скифа из моих раскопок на Днестре. Судя по размерам погребальной катакомбы, это был царь или вождь племени.
Дело шло к ночи, решили налить и «незнакомцу». Поставили перед его бюстом шкалик, опечатали помещение и разъехались по домам. Наутро шкалик был пуст!
В общем, не хочу никому и ничего доказывать, просто, собирая различные интересные факты и опираясь на собственный опыт, я невольно пришёл к определённым выводам. И, кстати, стал более уважительно относиться к древним легендам и сказаниям.
Скажем, часто упоминается, что на месте кладбищ видят пляшущие синеватые огоньки. Так ведь это можно объяснить тем, что при разложении тел выделяется фосфор! Ну и так далее. Каждое поверье, уж поверьте, чем-то обосновано.
- Кто из известных археологов, по вашему, обладал «лёгкой» рукой?
- В первую очередь, знаменитый Генрих Шлиман. Всего за 20 лет своей археологической деятельности он обнаружил 129 кладов. То есть, в среднем Шлиман находил по 6 кладов в год! Среди археологов это, пожалуй, самый большой «урожай». Разве можно объяснить столь необыкновенное везение всего лишь счастливым случаем? Кстати, Шлиман и в России копать собирался – он мечтал найти Золотое руно. Впрочем, приехать к нам по ряду причин так и не смог. Но я уверен – случись иначе, он бы и у нас обязательно отыскал что-нибудь интересное.
А вот ещё пример. На Украине хорошо известен рано ушедший из жизни киевский археолог и поэт Борис Мозолевский. Так вот, почти половина знаменитой Золотой кладовой Украины XX века – это «пополнения» из его раскопок.

Мозолевский обладал колоссальной энергетикой и интуицией, он лично брал в руки лопату и кисточку и нередко с помощью этих нехитрых инструментов находил золото в древних курганах. Ему, к примеру, довелось руководить экспедицией, обнаружившей в 1971 году в Днепропетровской области знаменитое ныне скифское царское погребение под курганом Толстая Могила. Найденная им уникальная пектораль - золотое нагрудное украшение - хранится в Музее исторических драгоценностей в Киеве. Это самое значимое украшение скифской культуры, найденное в минувшем столетии.
Среди моих знакомых тоже есть археологи, которые постоянно что-нибудь находят, но таких людей - горстка. Куда больше коллег, которых удача почему-то обходит стороной. Любопытно, что зачастую они являются выдающимися учёными, блистательными аналитиками, занимают почётные должности – но фортуна к ним неблагосклонна.
- А у вас самого – рука «счастливая»?
- Пожалуй, да, всё-таки осмелюсь причислить себя к обладателям «лёгкой» руки. Ещё на втором курсе истфака МГУ я обнаружил на славянском городище в Тульской области уникальный клад серебряных украшений и монет, а год спустя – массивное височное кольцо из золота в могильнике эпохи ранней бронзы.
Было достаточно много и других любопытных находок, включая три крупных клада, в том числе, с золотыми изделиями. А золото – очень опасный металл.
Крайне важным считаю, что целенаправленно клады я никогда не искал, и, тем более, у меня никогда и в мыслях не было присвоить или утаить найденное. Как теперь понимаю, именно это оберегало меня от всевозможных неприятностей.
Моя книга изобилует примерами того, как люди находят клады, оставляют их у себя или стремятся получить какую-то выгоду – и ни к чему хорошему это в итоге не приводит. Неожиданно возникают самые разные неприятности. От банального - но внезапного - разлада в семье, до серьёзной болезни и даже летального исхода.
А помню, был и такой случай: в Молдавии нашли редкую золотую гривну. Массивное украшение люди надевали на шею и со смехом позировали перед фотокамерами. Спустя некоторое время сельские женщины, примерявшие находку, стремительно постарели. Так, одна из двух сестер-близняшек снялась с гривной, а другая при этом отсутствовала. Сегодня последняя, что называется, ещё «кровь с молоком», а одногодка-сестра по виду годится той в матери.
Или вот ещё один из самых ярких примеров недавнего прошлого. Печально известный в России «чёрный археолог» Андрей Чамкин много лет искал древнее золото, пока однажды не обнаружил сокровища в устье реки Мзымта, на месте древнего греческого святилища. Итог этой истории был поистине трагичен: родители Андрея внезапно скончались, а сам Андрей в итоге покончил жизнь самоубийством.
Но есть и великое множество примеров совсем противоположного характера, когда люди завладевают ценностями, сами того не подозревая, и «жертвами кладов» при этом не становятся. В деревнях бабушки годами квасят капусту, хранят известь или компост в каких-нибудь старинных чашах или котлах, найденных случайным образом где-нибудь в лесу или в поле, и горя не знают. Они и не подозревают, что «замызганные жестянки» являются огромной ценностью.
Люди десятилетиями перекапывают свои огороды, возделывают пашни, переворачивая тонны земли, и не догадываются, что под их ногами, дожидаясь своего часа, преспокойно «дремлют» зачастую немалые сокровища. Но рано или поздно наступает момент, когда на хорошо знакомом участке лопата неожиданно натыкается на «что-то твёрдое» и перед изумлённым копателем предстаёт какой-нибудь тайник со старинной утварью, или же вскрывается древнее погребение с килограммами украшений или доспехов. И если люди не оставляют найденное себе, а поступают по совести, отдавая находку государству и учёным – ничего плохого не происходит.
Я неоднократно убеждался, что вещи сохраняют энергетику своего владельца. Важно помнить, что на тонком уровне клад всегда тесно связан с чьей-то судьбой, и, скорее всего, с судьбой трагической. Недаром во время раскопок у археологов порой очень сильно начинает болеть голова или возникает необъяснимое беспокойство. В народе не зря говорят, что у кладов существуют два родителя: достаток и опасность.
- Для нашего народа кладоискательство – это, в определённой степени, архетип сознания. Было время, в XIX веке, когда люди целыми деревнями снимались с места и отправлялись на поиски сокровищ. В вашей книге не раз проскальзывает такая мысль: всё, лежащее в земле, потенциально является объектом археологических исследований и должно принадлежать государству. Тем самым вы – это также следует из вашей интереснейшей книги - отрицаете право человека, нашедшего что-либо в земле, сделать вещь своей личной собственностью. Почему наше государство считает только себя вправе обладать тем, что было зарыто ещё тогда, когда не только не существовало этого государства, но когда даже народ, его создавший, не поселился в этих краях?
- В российских законах прописано, что всё, находящееся в земле, принадлежит государству, то есть, и нам с вами. Это касается не только полезных ископаемых, нефти и газа, но и всех археологических памятников, включая клады.
На мой взгляд, это справедливо. Ведь присваивая себе случайно найденную вещь, человек совершает воровство и вступает в конфликт с законом. Давайте задумаемся: по какому праву он полагает, что случайная находка принадлежит лично ему? Какое он имеет к ней отношение? Ведь наши предки, спасавшие свои накопления, надеялись вернуться за ними. Но не довелось. Причинами этого становились гибель или плен во время вражеского нашествия, смерть от болезни или несчастного случая, наконец, просто невозможность забрать ценности по иным причинам.
Получается, что все эти люди подобным образом оставили (пусть и не по своей воле!) своеобразные «послания» в будущее. А подобные «послания» должны находиться в музеях, чтобы их мог увидеть любой гражданин, интересующийся судьбой своей страны.
По праву находчика сегодня можно претендовать на 50 процентов стоимости клада. Кстати, в Советском Союзе выплачивали только 25 процентов.
Поэтому, если кому-либо повезёт, советую не испытывать судьбу. Лучше отнести находки в музей, получить свою долю и спать спокойно. В противном случае – ждите неприятностей. Даже если вам удастся обмануть государство, всё равно вы столкнётесь с негативной энергетикой, которую несут древние сокровища, спрятанные в период народных потрясений. А она намного опаснее нашего беззубого законодательства! Человек, который нашёл клад, на мой взгляд, гораздо в меньшей степени имеет на него право, чем государство. Если подходить к этому вопросу с позиций морали - что я и делаю - становится совершенно непонятно, на каком основании копатель может себе присваивать находку.
- Почему бы нам не взять пример с других? Например, как вы же и пишете, в Англии разделили права учёных, выступающих от имени общества, и людей, обнаруживших клад. Там находка обязательно должна быть предоставлена специалистам для описания и изучения, после чего спокойно поступает в собственность нашедшего её человека.
- Логика в этом, безусловно, есть. Но в Англии вообще всё происходит иначе, чем в России. Хотя я надеюсь, что постепенно мы придём к тому же, до чего додумались и англичане.
Вообще, моё мнение таково: главное, чтобы исторические памятники не пропадали. Если человек найдёт древнюю вещь – пусть сообщит о ней и покажет музейным работникам, даст сфотографировать и зарисовать специалистам, а потом пускай хранит у себя на полочке в шкафу или в подвале, если, конечно, находка не является уникальной. Чтобы она жила и давала специалистам возможность составить более полную картину прошлого. Должна быть возможность «зафиксировать» любое случайное открытие и пустить его в научный оборот. Это самое главное.
- Давайте не будем наивными и отделим «государство» от «нас с вами». Государство – это корпорация чиновников. И то, что принадлежит им, к нам не имеет никакого отношения. В России во все времена существовала тенденция к тому, чтобы всё превращать в собственность государства. По сути дела, сегодня к работе с коллекциями музеев и архивов допускаются не все. Тем самым государство в лице своих представителей, накладывает руку на память о прошлом. Ведь государству согласно этому принципу принадлежат не просто вещи, но и, вместе с ними, право на интерпретацию истории. Получается, возможность работать с историческими фактами и заниматься их трактовкой и расшифровкой, имеет лишь определённая часть общества – учёные на жаловании у государства, те же чиновники, несколько тысяч человек по всей стране.
- По идее всё должно происходить открыто. Тем более, что мы всячески подчёркиваем, что живём в демократическом обществе. Фонды и архивы должны быть доступны для каждого. Я думаю, что одна из ключевых проблем кроется в том, что нам необходимы серьёзные доработки в законодательстве о праве на собственность, на исторические артефакты. Собственность должна быть разной. Но не бесконтрольной.
А государство должно понимать, что не может практически не уделять внимания науке, как это зачастую происходит сейчас, и запрещать людям заниматься историей и археологией самостоятельно. Для желающих всегда найдутся различные лазейки и возможности. Поэтому-то сейчас и процветает чёрная археология. Между прочим, в СССР «чёрных археологов» были единицы, а сейчас их невозможно подсчитать
- Если человек приобрёл какую-нибудь редкость, скажем, скифское украшение, он едва ли сможет доказать, что это было сделано им легально, путём купли-продажи. Наши люди сегодня даже не имеют возможности легализовать то, что объединяют в своих частных коллекциях. Ясно, что они никогда не откроют эти коллекции для учёных, которые представляют государство.
- Чиновникам следует понимать: что бы ни происходило, люди всё равно будут копать, искать клады, заниматься антиквариатом. Значит, нужно подключить мозги и на государственном уровне попытаться внести ясность в эту сферу: доработать законы, заинтересовать людей в информации о своих поисках и находках, позволить им легально оставлять в частной коллекции изделия, не являющиеся культурными раритетами и так далее. Необходимо серьёзно заняться проблемой кладоискательства и наметить пути её решения. Полагаю, что для этого нужны учёные-профессионалы, которые бы всё это смогли направить в цивилизованное русло – заинтересовать людей, организовать их, предложить им что-то новое, выгодное и адекватное.
Мне представляется, что это должна быть некая форма симбиоза учёных и любителей, неравнодушных к истории своей страны, для более широкого ведения археологических исследований. Даже с привлечением частного капитала. Но в основе этого должна лежать инициатива и добрая воля с обеих сторон. Надеюсь, что однажды такая воля заявит о себе.




Мария Дубинская,
Эхо планеты


Источник: http://ekhoplanet.ru
.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Рейтинг@Mail.ruИндекс цитирования. Проверка тИЦ и PRЯндекс.Метрика Украина онлайн
Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный хостинг uCoz